Блиц для юбиляра

БЛИЦ ДЛЯ ЮБИЛЯРА

Главный режиссер театра Михаил Кисляров отвечает на вопросы наших зрителей

Как Вы, наверное, помните, в начале фестиваля спектаклей главного режиссера Камерного музыкального театра Михаила Кислярова мы предложили вам — нашим зрителям и читателям в социальных сетях — задать свои вопросы юбиляру. Вопросы поступили самые разные. Из наиболее интересных мы составили блиц-опрос. И вот сегодня, в день рождения Михаила Степановича, представляем его вашему вниманию и надеемся, что он поможет вам лучше познакомиться с юбиляром!

— Считает ли Вы себя учеником Бориса Александровича, или его — своим учителем?

— Считаю Покровского своим учителем.

— Труппа театра имени Покровского уникальна — в ней сегодня человек поет заглавную партию, завтра выступает в хоре, на следующий день отыгрывает мимическую роль… Если бы Вам предложили начать оперный театр «с нуля», придерживались ли Вы такой же политики?

— Да, потому что эта позиция мне очень близка.

— Покровский — великий режиссер. Но я категорически был не согласен с ним и театром, если во время увертюры по сцене бегают и пантомимой что-то изображают артисты… Увертюра должна вводить в музыкальный мир оперы, а суета на сцене отвлекает. Вопрос: у великого Покровского могли быть простительные ошибки и стоит ли их превращать в традицию?

— Ошибки бывают у каждого, даже у великих. Другое дело, кто считает это ошибкой. Может зритель считает, а режиссер – нет. Что касается увертюры, то здесь надо рассматривать каждый случай в отдельности, потому что увертюра часто может ввести в экспозицию событий, а это бывает необходимо. Если прием не является самоцелью, то это нормально. А если действие на сцене — самоцель, тогда нет.

— Есть ли у Вас автобиографические спектакли?

— Нельзя прямо сказать, что тот или иной спектакль автобиографичен. Но каждый из них — это исповедь. И, естественно, все личные ощущения — любовь, политика, взаимоотношения между людьми — я пропускаю через себя, и это отражается в постановках. Все мои спектакли есть отражение моей внутренней жизни.

— Что больше всего Вас вдохновляет при создании спектакля?

— Музыка.

— Что самое сложное в постановке спектакля?

— Музыка. Самое сложное — разгадать ее. В этом и заключается ремесло режиссера: услышав музыку, предложить визуальный ряд — действие, сценографию, свет, — чтобы помочь раскрыть музыку, сделать ее еще более ясной для восприятия.

— Есть ли такой спектакль/пьеса/опера, которую Вы всю жизнь хотели поставить, но случая так и не представилось?

— Нет, пока мне посчастливилось поставить все, что я хотел, и, надеюсь, в будущем предстоит еще много интересного.

— Вам приходится часто иметь дело с современной оперой. У Вас есть критерии, по которым Вы можете сказать: это хорошая опера, а вот это – нет?

— Конечно, есть. Это музыкальная драматургия, качество музыкального материала, либретто, тема…

— Какой из спектаклей русских или западных режиссеров произвел на Вас большое впечатление за последние годы. Может быть, есть любимый спектакль, эталон?

— Один из моих самых любимых режиссеров — Джорджо Стрелер. Что из последних постановок — трудно сказать.. Из драматических, наверное, спектакли Богомолова и Додина.

— В юном возрасте Вы снимались в кино. Что дала Вам эта работа? Не жалеете, что расстались с этим амплуа?

— Что расстался — не жалею. Я никогда не хотел быть актером, хотя и был им. Я всегда хотел быть режиссером. Но эта работа дала мне очень большой опыт общения с выдающимися творческими людьми с раннего детства.

— Как долго Вы вынашиваете замысел спектакля?

— По-разному. Иногда очень долго. Причем, иногда замысел вынашивается два-три месяца, а ставится — быстро. Вот, например, «Мавра» очень долго вынашивалась и никак не могла выкристаллизоваться, а поставлена была за три дня.

— Ставили ли Вы когда-нибудь драматический спектакль? Что для Вас интереснее: опера или драма?

— Ставил и не раз. Один из самых серьезных и сильных моих спектаклей — «Когда улыбнутся ирландские глазки» по пьесе Фугарда «Здесь живут люди» в театре «У Никитских ворот». Он шел больше десяти лет. Кроме этого, «Сон с продолжением» совместно с Бородиным в РАМТе, в Самаре музыкально-драматический спектакль «История солдата». Были и другие. Но опера мне интереснее, потому что музыка мне ближе, она будоражит меня гораздо сильнее, чем драма.

— Есть ли у Вас любимчики в труппе?

— Каждый артист в труппе — любимый. Особенно, конечно, любимы те, с кем я в данный момент непосредственно работаю. Но я люблю всю труппу и считаю, что она сейчас в очень хорошей форме, очень разнообразна, многопланова. Я люблю, когда артисты соревнуются между собой перед премьерой, и часто не знаешь, кого поставить на первый спектакль, кого на второй. Это здорово.

— Расскажите веселый случай из Вашей постановочной практики.

— В основном это все случаи драматические (улыбается).

— Как Вы проводите свободное время (если оно у Вас есть), куда ездите в отпуск?

— Все свое время я провожу в театре, а отпуск — на даче.

— У вас есть хобби?

— Нет.

— Поете ли Вы? Или играете на музыкальном инструменте?

— В юности играл на гитаре и пел. Ну и, естественно, пел в театре. (Центральном детском — прим. ред.)

— Есть ли у Вас дети и продолжают ли они театральную династию?

— Моя дочь Екатерина Кислярова по образованию театровед, но сейчас театром не занимается. Приемный сын Дмитрий Загребин — артист балета; он был солистом Большого театра, а сейчас — театра имени Станиславского и Немировича-Данченко.

— Что для Вас – идеальный день?

— Удачная репетиция.

— Какую музыку Вы слушаете «для себя»?

— Классическую. Очень люблю Моцарта, его инструментальные концерты. Рахманинова, Шостаковича, Стравинского… Всю хорошую музыку.

— Курите ли Вы сигары, какой виски предпочитаете?

— Сигары не курю, виски не пью.

— Ваша любимая книга?

— «Доктор Живаго».

— Есть ли у Вас домашние животные? Какая от них польза?

— Собака, Джек-Рассел-терьер. Зовут Джессика. Это самое любимое существо. И польза от нее колоссальная, потому что это такая взаимная отдача, что я часто прихожу в себя именно благодаря ей.

— Интересуетесь ли Вы политикой? Участвуете в митингах?

— Политикой, естественно, интересуюсь. В митингах участвовал только один раз — в защите Белого дома в 1991 году. Больше желания не возникало. В основном вся моя политика — это спектакли, и все политические взгляды в них отражаются.

— Не задумывались ли Вы о том, чтобы написать книгу: о Вашей работе в театре или просто мемуары?

— Нет.

— Какими чертами характера должен обладать человек, чтобы быть режиссером?

— Волей и терпением.

— Как бы Вы сформулировали Ваш главный урок в жизни: человеческий и профессиональный.

— Никогда не сдаваться.


Приобрести билет на спектакль

Вы можете приобрести билет на спектакль в режиме онлайн на нашем сайте.

Следите за театром в социальных сетях:

+7 495 606 70 08

Москва, ул. Никольская, д. 17, стр. 1
м. Лубянка, Площадь Революции, Театральная

© 2005 - 2018 Государственный Академический Большой театр России Камерная сцена им. Б. А. Покровского

Раздел для сотрудников театра