• Московский государственный академический Камерный музыкальный театр имени Б. А. Покровского

    Фрида и Диего

Калеви Ахо

Опера-фреска в четырех актах

18+

"Фрида и Диего" – опера, в которой переплетаются судьбы исторических личностей: мексиканской художницы Фриды Кало и ее мужа, художника-муралиста Диего Риверы, русского революционера Льва Троцкого и его жены Натальи. События разворачиваются в Мексике на фоне бурных политических событий 1939 - 1940 гг.

Российская премьеры оперы современного композитора Калеви Ахо
на сцене Камерного музыкального театра имени Б. А. Покровского состоялась 18 ноября 2017 г.

Театр Покровского Фрида и Диего

Фрида - В.Преображенская

Театр Покровского Фрида и Диего

Троцкий - А.Полковников, Фрида - В.Преображенская

Театр Покровского Фрида и Диего

Троцкий - А.Полковников, Фрида - В.Преображенская

Театр Покровского Фрида и Диего

Сцена из спектакля

Театр Покровского Фрида и Диего

Сцена из спектакля

Театр Покровского Фрида и Диего

Фрида - В.Преображенская, Диего - З.Ковалев

Театр Покровского Фрида и Диего

Фрида - В.Преображенская. Другая Фрида - Е.Большакова

Театр Покровского Фрида и Диего

Сцена из спектакля

Театр Покровского Фрида и Диего

Невеста - И.Хрулева

Театр Покровского Фрида и Диего

Сцена из спектакля

Постановочная группа

Действующие лица и исполнители

Пресса

ЭСТ-КОНТАКТ!
Мария Бабалова. Российская газета, 16 ноября 2017 г.

ЭСТ-КОНТАКТ!

18 ноября в Камерном театре имени Бориса Покровского премьера оперы Калеви Ахо "Фрида и Диего" в постановке эстонского режиссера Арне Микка. Спектакль, посвященный любовной интриге между легендарной мексиканской художницей Фридой Кало и ее мужем, художником-муралистом Диего Риверой, русским революционером Львом Троцким и его женой Натальей, ставит Арне Микк. Накануне премьеры известный эстонский режиссер рассказал о своей новой работе в Москве и о российско-эстонских отношениях сегодня.

- Как вам работается над премьерой?

АРНЕ МИКК:Сначала было трудно, прежде всего потому, что театр получил русский вариант либретто поздно, так как пришлось переделывать перевод. Да и музыка довольно сложная: совсем не "Травиата" или "Онегин", которые мы знаем с детства. Но я очень рад, что дирижер Дмитрий Крюков ежедневно работает со всеми солистами.

- А все ждут, что Геннадий Николаевич Рождественский - музыкальный руководитель театра - лично будет дирижировать этой премьерой, которая и возникла в репертуаре театра по его инициативе.

АРНЕ МИКК: Мы с ним очень много обсуждали предстоящий спектакль, и, надеюсь, он будет присутствовать на премьере. Но сегодня он себя не очень хорошо чувствует и, быть может, продирижирует этой премьерой чуть позже. А сейчас за дирижерский пульт встанет Дмитрий Крюков - его правая рука, очень талантливый и уже опытный музыкант.

- Почему вы несколько лет не ставили опер?

АРНЕ МИКК: Я - режиссер в отставке. Три года назад, когда мне стукнуло 80 лет, я оставил режиссирование. К юбилею я нашел и поставил маленькую оперу Хиндемита "Долгий рождественский ужин". Это гениальное произведение, где действуют четыре поколения одной семьи, и оно будто иллюстрирует мою собственную жизнь! У меня три сына, и иногда у нас по традиции, которую ввела моя супруга, бывают воскресные обеды, где собирается вся моя семья - 22 человека. Кстати, половина семьи приедет ко мне в Москву на премьеру. Потому что после оперы Хиндемита я, действительно, не поставил ни одного произведения и категорически не собирался. А тут звонит мне Геннадий Николаевич и начинает меня ультимативно уговаривать: рассказывает, что в опере есть Троцкий. А какое мне дело до Троцкого? Я отказываюсь, а мне театр ноты присылает...

- И все-таки вы согласились!

АРНЕ МИКК: Это мой долг очень большой дружбы к этому театру. При том, что у меня довольно сложное отношение к этой опере. Однажды в Интернете я видел финскую постановку этой оперы, и некоторые вещи там мне показались откровенно пошлыми и глупыми: в эстетике немецкого театра, когда всякий любовный дуэт на полу. В России, где фигура Троцкого имеет особое звучание, так ставить нельзя - глупо. Хотя, конечно, опера - это не документальная драма. Всегда есть фантазия вокруг всех персонажей. И, с одной стороны, Троцкий в опере показан как любовник Фриды, а с другой - он постоянно боится за свою жизнь. И в опере есть очень сильный музыкальный фрагмент, рисующий образ Сталина. Вот так постепенно своей настойчивостью Геннадий Николаевич все-таки вовлек меня в эту работу. Но всех секретов постановки до премьеры я раскрывать не стану.

- На ваш взгляд, как изменился Камерный театр с момента вашего первого соприкосновения с ним?

АРНЕ МИКК: Очевидно, театр старается сохранять традиции Покровского. Только, мне кажется, требовательности в работе стало меньше. Особенно что касается таких очень важных, на мой взгляд, вещей, как точность дикции и интонации. Может из-за того, что не хватает времени, а может, таких авторитетов, каким был Покровский. На всю жизнь запомнил, как однажды Покровский на моих глазах выгнал певца с репетиции: "Уйди, уйди! - говорит. - У тебя аппетит к работе пропал". Гениально сказано! У певца обязательно должен быть аппетит работать! Для меня Камерный театр - по-настоящему значительное явление.

Помню, еще совсем молодым человеком - начинающим режиссером, только приехавшим из Таллина, я мечтал только об одном - учиться у Покровского. И вдруг я оказываюсь на генеральной репетиции оперы "Нос", когда в зале сидели Шостакович, Рождественский, Покровский... И через несколько лет в сезоне 74/75 я уже был стажером в Большом театре. И параллельно, конечно, я пересмотрел весь роскошный репертуар Камерного театра в знаменитом подвале на Соколе. А в 1980 году по просьбе Бориса Александровича я поставил в Камерном театре оперу Бриттена "Давайте создадим оперу" - "Маленький трубочист". И этот спектакль, можно сказать, стал для меня счастливой путевкой в профессиональную жизнь. Еще через пару лет я поставил "Пимпиноне" Телемана. А потом счастье: мне удалось в 1987 году уговорить Бориса Александровича приехать в Таллин, чтобы поставить в театре "Эстония" "Хованщину" Мусоргского - спектакль, который потом с невероятным успехом объездил все скандинавские страны.

- Сейчас между Россией и Эстонией уже не такие тесные отношения?

АРНЕ МИКК:Да, но очень хорошие, что касается культурных взаимоотношений. Языковой вопрос или какие-то исторические темы в реальной жизни звучат не так остро и конфликтно, как их порой формулируют политики. Нас связывает гораздо больше вещей, чем разъединяет. Например, выдающийся русский бас Евгений Нестеренко получил Ленинскую премию за Бориса Годунова в театре "Эстония". У меня в жизни было несколько очень красивых и важных моментов, связанных именно с Россией, таких как постановка в театре "Колон" в Буэнос-Айресе "Евгения Онегина" с Дмитрием Хворостовским и Владимиром Галузиным. А личная дружба с Борисом Покровским и Кириллом Лавровым - это для меня настоящее счастье.

И сегодня в Эстонии выступает много русских артистов, не раз гастролировали и "Геликон-опера" и Камерный театр. И мы приезжали и в Москву, и в Петербург - совсем недавно выступали на сцене Мариинского театра. А через два года мы будем отмечать столетие Георга Отса не только в Эстонии, но и вместе с Россией, где его тоже по-прежнему очень любят.

Источник: www.rg.ru/2017/11/16/reg-cfo/v-moskve-predstavili-operu-kalevi-aho-frida-i-diego.html

Премьера оперы Калеви Ахо "Фрида и Диего"
Олег Дзюба, Парламентская газета, 18 ноября 2017 г.

В Москве состоялась премьера оперы Калеви Ахо "Фрида и Диего"

Юбилей Октября Московский государственный академический камерный музыкальный театр имени Б. А. Покровского отметил премьерой оперы финского композитора Калеви Ахо "Фрида и Диего", одним из главный персонажей которой стал Лев Троцкий.

Классический любовный треугольник, по всем законам жанра выстроенный автором пьесы и созданного на ее основе либретто Марицей Нуньес, обрамлен непривычными для оперы политическими ариями и вокальными перекличками знаменитостей XX века — великих мастеров мексиканской фрески Давида Сикейроса и Диего Риверы, теоретика сюрреализма Андре Бретона и незаурядной художницы Фриды Кало.

Постановка такого рода обречена рассматриваться не только с художественной ее стороны, но и с исторической. В отсутствии необъективности создателей не уличишь. При явных симпатиях к человеку, которого многие считают злым гением русской революции, а другие противопоставляют Сталину, они ничуть не идеализируют своего героя, вынуждая его оправдываться перед залом речитативом о революционной необходимости.

Необычного в спектакле много. Калеви Ахо смело использовал музыкальное наследие индейцев майя, ввел в оркестр кельтскую арфу, использовал тембр редкостного инструмента терменвокса, изобретенного россиянином Львом Терменом, но полузабытого на родине создателя.

Эффектны карнавальные сцены, смысл которых в отчуждении Троцкого от тех, кто его окружает. Для них революция игра, а для него сама жизнь, самые яркие и зловещие страницы которой уже в прошлом.

Нельзя не надивиться интернациональности творческого коллектива. Глобализации в её лучшем смысле налицо. Сам композитор — финн, и немало горд, что его опера стала первой музыкальной драмой страны Суоми, удостоившейся постановки на московской сцене.

Что касается драматурга, то Марица Нуньес родом из Перу, училась в московской "Гнесинке", а живет в Финляндии. В качестве режиссера-постановщика театр пригласил народного артиста Эстонии Арне Микка, уже не раз работавшего с этой труппой.

А поют москвичи, и хорошо поют. Александр Полковников в партии Троцкого, Виктория Преображенская, воплотившая образ Фриды Кало, Захар Ковалев — Диего Ривера и их коллеги не похожи друг на друга на сцене, как не похожи были в жизни прототипы их персонажей. "Лица необщее выраженье" налицо, а в сочетании с привычным для этого театра всегда достойным вокалом налицо и удача спектакля.

Источник: www.pnp.ru/culture/v-moskve-sostoyalas-premera-opery-kalevi-akho-frida-i-diego.html

Арне Микк поставил в Москве оперу о Фриде Кало на "БИС"
Алексей Стефанов. Новостное агентство Sputnik, 18 ноября 2017

АРНЕ МИКК ПОСТАВИЛ В МОСКВЕ ОПЕРУ О ФРИДЕ КАЛО НА "БИС"

Знаменитый эстонский режиссер представил на сцене Московского камерного музыкального театра им. Б. Покровского премьеру оперы "Фрида и Диего"

В культурной жизни Москвы свершилось событие – на сцене Государственного академического музыкального камерного театра им. Бориса Покровского состоялась премьера оперы финского композитора Калеви Ахо "Фрида и Диего", в которой переплетаются судьбы исторических личностей: мексиканской художницы Фриды Кало, ее мужа-художника Диего Риверы, российского политика Льва Троцкого и его жены Натальи Седовой.

Любовные треугольники, политические баталии, начало Второй мировой войны, убийство Троцкого… Но событием эта премьера стала не только потому, что в опере показана жизнь знаменитой мексиканской художницы. Режиссером-постановщиком спектакля стал Арне Микк, который еще три года назад на свое 80-летие заявил, что ставит свою последнюю оперу.

С Арне Микком мы встретились перед самой премьерой в пока еще пустом фойе Музыкального театра им. Бориса Покровского и, уединившись в одном из кабинетов, смогли спокойно пообщаться.

- Арне, мы разговаривали с вами год назад в Московском музыкальном театре "Геликон-опера", вы уверяли, что больше ничего не будете ставить, и тут я узнаю, что вы снова в Москве и готовите премьеру. Как это получилось?

— Так оно и было, когда мне стукнуло 80 лет, я поставил в национальной опере "Эстония" камерную оперу Пауля Хиндемита "Долгий рождественский ужин". Гениальное произведение, в котором в течение одного часа перед нашими глазами проносится сто лет, и показываются четыре поколения одной семьи. Это в какой-то степени также история моей семьи. Тогда я думал, что достаточно, дальше буду заниматься только своим фестивалем в Сааремаа и все.

Но вдруг летом, как раз во время этого фестиваля, звонит мне Геннадий Николаевич Рождественский (музыкальный руководитель Театра Покровского – ред.) и говорит: "Я хочу у себя поставить оперу финского композитора Калеви Ахо "Фрида и Диего". Там Фрида, Троцкий и другие известные люди". Я говорю: "Нет, не буду этого делать". Но следом мне присылают ноты, запись…

Я смотрю – ритмически довольно сложное произведение, зачем мне мучиться и устраивать какое-то самоубийство в Москве (смеется), отказываюсь. Через неделю снова звонит Геннадий Николаевич и стучит по голове, уже намекая на долг перед памятью Бориса Александровича Покровского, взывая к моей совести. Потому что в 1979 году по приглашению Бориса Александровича в этом театре я поставил оперу для детей по Бенджамину Бриттену "Давайте создадим оперу" — "Маленький трубочист". Потом он приглашал меня ставить "Пимпиноне" Телемана. Я был у Покровского на стажировке в Москве, он поставил "Хованщину" в Таллинне. У нас с Борисом Александровичем до последних дней его жизни были очень дружеские отношения. Вот Геннадий Николаевич и говорит: "Пойми, этот спектакль будет посвящен памяти Бориса Покровского". Ну как я дальше мог отказываться? Конечно, согласился.

- Не было страшно браться за такую необычную современную оперу?

— Неизвестное произведение всегда вначале пугает, но потом я убедился, что дирижер, концертмейстер, певцы уже преодолели техническую часть и трудности. Им, как и мне, уже стало интересно работать, репетировать, разбираться в том, что это были за люди — все члены разных коммунистических партий, в их любовных историях, разрывах отношений… В опере звучит, можно сказать, такая психологическая музыка, которая постоянно наводит на какие-то размышления, как будто сюжет идет еще и вторым планом.

Мы очень осторожно все это представляем в режиссерской концепции, не перегибая палку, чтобы не было нашего сугубо личного персонального отношения. Все представляем так, как это случилось по либретто перуанской писательницы Марицы Нуньес. С другой стороны это не исторический фильм или спектакль, а художественные размышления над судьбами известных людей. Это была интересная работа, и я счастлив, что взялся за нее.

Могу еще привести такой пример из отношения к этому произведению: как-то дама, которая играет на контрабасе, смотрит на меня и говорит: "О, Арне, а я была в театре почти сорок лет назад, когда вы поставили оперу Бриттена, а сейчас играю в этой". Спрашиваю ее: "Наверное, эта музыка очень сложная?". Но она отвечает: "Наоборот, очень интересная. Чем больше мы занимаемся, тем больше влюбляемся в нее".

- Много времени ушло на постановку?

— Достаточно быстро поставили — в общей сложности три недели. Одну неделю поработали в октябре и вот со 2 ноября до сегодняшнего дня. Честно скажу, еще буквально позавчера проблем было много. Но вот вчера убедились, что к премьере мы готовы, а дальше — оценит зритель. Сегодня я уже ничем не смогу помочь – судьба оперы теперь в руках певцов и дирижера.

- У вас очень большая семья – жена, трое детей, у каждого из них тоже по трое детей, есть уже и четыре правнука. Кто-то из близких приедет в Москву на премьеру?

— Из моей семьи, включая жену, на премьере будет 10 человек. Причем, сыновья в Москве, конечно, были, даже в спектакле участвовали, а вот внуки никогда не были. Хочу, чтобы эта поездка им запомнилась. Обязательно сходим с ними в Кремль, а в воскресенье у нас будет семейный обед. Жена у меня придумала такое правило. Так что на Рождество или День рождения обычно за одним столом собирается 22 Микка (смеется). Я даже как-то сказал, что самая удачная моя постановка – это моя семья.

- А вам самому удавалось в эти дни, пока работаете в Москве, куда-то сходить, посетить какие-то театры?

— Да, смотрел вечерние спектакли здесь, в Театре Покровского, был в Большом театре. А еще ходил в Кремль. И поймал себя на мысли, что думаю о Троцком – что он вот тут тоже когда-то был, а теперь мы ставим о нем оперу. Подумать только?! А с другой стороны я когда-то поставил Бориса Годунова и вот этот Успенский собор, прочие места на территории Кремля и с ним связаны. Годунов, Шуйский, Троцкий были когда-то реальными людьми, но постепенно становятся историческими персонажами. Так потихоньку все персонажи 100-летней истории станут историческими.

- В следующем году будет отмечаться и 100-летие независимости Эстонии. Что-то ожидать в культурном плане?

— Да, наш театр "Эстония" попытается посетить всех соседей. Мы уже были в Санкт-Петербурге, показали три спектакля на сцене Мариинского театра. На следующей неделе будем гостить в Финляндии, а после Нового года – в Латвии и Литве. Культура имеет очень глубокие корни и крепкие связи.

- Но в Эстонии вы же больше ничего не ставите? Или снова удивите нас?

— Нет, нет (смеется) Три года назад я поставил последний спектакль. А сейчас этот – "Фрида и Диего" — уже спектакль на "бис".

Источник:: www.sptnkne.ws/fYXD

Приобрести билет на спектакль

Вы можете приобрести билет на спектакль в режиме онлайн на нашем сайте.

Следите за театром в социальных сетях:

+7 495 606 70 08

Москва, ул. Никольская, д. 17, стр. 1
м. Лубянка, Площадь Революции, Театральная

© 2005 - 2018 Московский государственный академический Камерный музыкальный театр имени Б.А. Покровского

Раздел для сотрудников театра