• Московский государственный академический Камерный музыкальный театр имени Б. А. Покровского

    Орфей

Кристоф Виллибальд Глюк

Опера в четырех действиях с одним антрактом
В редакции Гектора Берлиоза (1859 г.)

16+

«Орфей – это миф, вымысел, сказка, сочинение другой реальности. Главную героиню можно назвать современной Алисой; она художница, которая переносится сама и переносит нас в фантастическую реальность этого мифа», – говорит режиссер-постановщик спектакля Михаил Кисляров.

Останавливая свой выбор на самой популярной из опер Глюка, «Орфее и Эвридике», постановщики обречены на непростой выбор: существуют две авторских версии – венская (1762) и парижская (1774), а также редакция, сделанная Берлиозом в 1859 году для парижской «Лирической оперы». Чтобы подчеркнуть акцент на фигуре мифического певца, Берлиоз озаглавил свою редакцию «Орфей», так как она создавалась в расчете на уникальный талант и феноменальную виртуозность меццо-сопрано Полины Виардо. Она положила начало традиции исполнения партии Орфея женщинами, которая господствовала в XIX веке и продолжается в ХХ веке.

Несмотря на популярность аутентичного исполнительства, ставящего во главу угла авторский текст и соответствие принципов исполнения нормам эпохи, редакция Берлиоза совершенно не теряет своей актуальности. Французский композитор, известный как новатор и разрушитель классических канонов, страстно почитал Глюка, преклонялся перед ним, досконально знал и пропагандировал его оперы. В своей редакции «Орфея» Берлиоз очень бережно отнесся к музыкальному тексту и попытался соединить преимущества обеих авторских редакций. Спектакль с участием Полины Виардо имел фантастический успех, а несомненные достоинства этой редакции заставляют театры вновь и вновь обращаться к ней.

Премьера состоялась 17 декабря 2016 года

Продолжительность спектакля 2 ч. 15 мин.

Footer

На севере Греции, во Фракии, жил певец Орфей. Он обладал чудесным даром петь прекрасные песни, и слава о нем шла по всей земле. За этот дар его полюбила красавица Эвридика, которая стала женой Орфея. Но счастье их было недолговечно.

Однажды они гуляли в лесу: Орфей играл на своей лире и пел, Эвридика собирала цветы. Незаметно она отошла далеко от мужа, в лесную глушь. Вдруг ей почудилось, что кто-то бежит, ломая сучья, гонится за ней. Она испугалась и бросилась к Орфею, бежала, не разбирая дороги и ступила в змеиное гнездо. Змея обвилась вокруг нее и ужалила. Эвридика закричала от боли и страха и упала замертво. Орфей услышал издали жалобный крик жены и поспешил к ней. Он увидел, как между деревьев мелькнули большие черные крылья, – это Смерть уносила Эвридику в подземное царство.

Велико было горе Орфея. Он ушел от людей и целые дни проводил в одиночестве, скитаясь по лесам, изливая в песнях свою тоску. Проходили ночи и дни, но Орфей не мог утешиться и стал призывать смерть, чтобы вновь соединиться с любимой.

Тогда ему явился Амур и объявил о том, что боги сжалились над его горем и вернут ему супругу, если он сможет своим пением растрогать злых духов подземного царства. Но певец должен выполнить одно условие – не оглядываться на Эвридику, пока не покинет царство мертвых, иначе потеряет возлюбленную навсегда. Орфей отправился в обитель смерти.

На берегу Стикса путь ему преградили фурии. Орфей умолял их сжалиться и дать дорогу, но духи ада были непреклонны: человеческие чувства незнакомы им. Тогда он ударил по струнам своей лиры и начал петь. Никто раньше не слышал здесь такой чудесной музыки, все подземное царство внимало его пению. Голос Орфея был так прекрасен, скорбь так искренна, что даже злые духи не смогли остаться равнодушными и открыли ему путь к Эвридике.

Орфей попал в Элизиум, светлое царство блаженных теней, где нашел свою возлюбленную. Теперь, чтобы выйти на землю, им нужно проделать сложный и долгий обратный путь. Не оглядываясь, Орфей вел за собой Эвридику, которая никак не могла понять холодности мужа: ведь он, прежде нежный и любящий, ни разу не взглянул на нее.

Орфею было тяжело выносить упреки и сомнения супруги, он уверял ее, что по-прежнему любит, умолял верить и быть терпеливой, но, в конце концов, не смог противиться ее мольбам и оглянулся. И в тот же миг Эвридика вернулась в царство мертвых. Орфей вновь потерял горячо любимую жену и на этот раз по собственной вине.

В отчаянии он уже был готов покончить с собой, чтобы последовать за ней, но вновь ему явился Амур и сообщил радостную весть: боги даруют Орфею прощение, а Эвридике – жизнь.

Театр Покровского Орфей

Орфей - М. Патрушева, Амур - Е. Ферзба

Театр Покровского Орфей

Сцена из спектакля

Театр Покровского Орфей

Амур - Т. Касумова, Эвридика - Т. Конинская

Театр Покровского Орфей

Орфей - М. Патрушева

Театр Покровского Орфей

Амур - Т. Касумова

Театр Покровского Орфей

Амур - Е. Ферзба, Эвридика - О. Бурмистрова

Театр Покровского Орфей

Орфей - В. Преображенская, Амур - Т. Касумова

Театр Покровского Орфей

Амур - Е. Ферзба, Орфей - М. Патрушева

Театр Покровского Орфей

Эвридика - О. Бурмистрова

Театр Покровского Орфей

Орфей - М. Патрушева, Эвридика - О. Бурмистрова

Театр Покровского Орфей

Орфей - М. Патрушева, Эвридика - О. Бурмистрова

Театр Покровского Орфей

Орфей - В. Преображенская., Амур-Т. Касумова, Эвридика-Т. Конинская

Постановочная группа

Пресса

Марина Гайкович, "Независимая газета", 21 декабря 2016 г.

Миф об Орфее разыграли с помощью 3D-технологий

Самая знаменитая опера Глюка появилась в репертуаре Камерного музыкального театра им. Б. Покровского.

В Камерном музыкальном театре имени Бориса Покровского представили новый спектакль – "Орфей" Глюка в редакции Берлиоза. Французский композитор-модернист лишил первоначальное название упоминания другой героини оперы – Эвридики. И сделал это неспроста – Орфею, чья партия предназначалась для тогдашней французской примадонны Полины Виардо, Берлиоз в своей версии уделяет максимальное внимание: это самая виртуозная и самая драматичная фигура оперы.

Известно, что существуют две авторские редакции оперы Глюка – итальянская, написанная для Вены, и французская – для Парижа, главным отличием которой стало изменение партии главного героя, на французской сцене пел не кастрат, а высокий тенор. Берлиоз совместил все лучшее, на его взгляд, из обеих редакций, партию Орфея отдал сопрано (так как высокие тенора к тому моменту "вывелись", а обычным партия не подходила по тесситуре), исключил некоторые балетные сцены, переформатировал деление на акты (их стало четыре).

Режиссер Михаил Кисляров пригласил для постановки команду художников: Виктора Вольского (постановщик), Марию Кононову (рисунки), Марию Вольскую (костюмы), Яна Калнберзина (видео), Владимира Ивакина (свет). Идея спектакля, очевидно, была инспирирована рисунками Марии Кононовой, которые очень симпатично, одними линиями, без штриховки, передают сюжеты мифа. Точнее, не только рисунками, но и самой Машей – юной художнице, которой Кисляров доверяет постановки (она работала с режиссером над оперой Бриттена "Маленький трубочист") не исполнилось и 20. Ее – или ее младших сверстников – глазами смотрит Кисляров на события мифа. Две подружки проводят каникулы, обосновавшись в мансарде с выходом на крышу. Они упражняются в рисовании и читают и обсуждают книгу "Легенды и мифы Древней Греции" – и под впечатлением, в ночных бдениях у телика, представляют появившегося из телепередачи Орфея, а сами становятся Амуром и Эвридикой. Пространство сцены разделено на две части, можно было бы предположить, что это мир книги – и мир реальный, или мир реальный – и мир загробный, но функции постоянно переключаются. Если авансцена больше все же предполагает пространство комнаты девочки, пусть и населенное воображаемыми героями, то пространство за стеклянной витриной – и крыша, где резвятся подруги (почему-то под музыку знаменитой мелодии для флейты, мало подходящей для шалостей), и Элизиум, и лес, где оплакивают Эвридику. Вот тот загадочный сумрачный лес, выполненный в технике 3D, пожалуй, самый удачный образ спектакля, он создает атмосферу таинственную и печальную, которая точно передает настроение первого акта. Но далее начинаются формальности и банальности: ночные облака (Аид), стрелочки (маршрут Орфея), полеты к дальним звездам (падение в Аид) и т.д. И если Орфея героини воображают канонической фигурой в хитоне и с венком на голове, то вот за фурий в юных фантазиях отвечают монструозные изображения... Впрочем, как еще могут представить себе этих персонажей современные подростки? Но – одновременно – нужно ли их персонифицировать, чтобы не превратить драму в фарс? Спектакль плюс ко всему вышел довольно мрачный – персонажи постоянно находились в тени, или, скажем, телевизор, стоящий ребром к публике, был и вовсе не заметен.

Премьеру готовил музыкальный руководитель театра Геннадий Рождественский, провел накануне продолжительную четырехчасовую репетицию, генеральную отдал своему ассистенту Дмитрию Крюкову, а накануне премьеры, увы, заболел. Крюков провел премьеру довольно бойко, и оркестр, и солисты, и невидимый хор (в оркестровой яме) были в тонусе, так что маэстро его молодой коллега не подвел. Что касается солисток, надо отметить хороший каст – у всех троих индивидуальный, характерный тембр голоса, что позволило им провести своеобразную тембровую партитуру своего героя и ансамбля в целом. Звонкое сопрано Эвридики (Ольга Бурмистрова) оттенял скорее матовый голос Амура (Екатерина Ферзба). Мария Патрушева (бархатное, богатое меццо, особенно в нижнем регистре) неплохо справилась и с партией в целом, и даже с виртуозной каденцией, сочиненной для себя самой Виардо. Потеряла – в артистизме. Все-таки эта редакция при всей деликатности работы Берлиоза над партитурой обожаемого им "Орфея" – продукт эмоциональной романтической эпохи, к тому же, как свидетельствуют документы, заглавная партия продемонстрировала таланты Виардо как трагедийной актрисы. Можно было бы певице и режиссеру пойти в работе над ролью в этом направлении.        

Источник: www.ng.ru/culture/2016-12-19/10_6888_orfej.html

Премьера оперы Глюка "Орфей" прошла в Музыкальном театре имени Покровского, ТК Культура, 17 января 2016 г.

Сегодня вечером в столичном Камерном музыкальном театре имени Б.А. Покровского премьера – опера Кристофа Виллибальда Глюка "Орфей". Журналистам спектакль показали днем раньше, дирижировал Геннадий Рождественский, сегодня за пультом его не будет, к сожалению.

Главный режиссер театра Михаил Кисляров поставил оперу в редакции Гектора Берлиоза, у которого из названия исчезла Эвридика, а партию Орфея исполняет женщина, не тенор, как у Глюка, в его версии для Парижа. Ради кого французский композитор пошел на такой, шаг и кто теперь исполняет партию Орфея? Репортаж Лидии Алешиной.

В Камерном музыкальном театре имени Покровского, кажется, даже воздух от напряжения звенит. Впрочем, маэстро Геннадий Рождественский, инициатор этой постановки, спокоен и невозмутим.

Для работы с оперой Глюка в театре выбрали редакцию Берлиоза на французском языке. В ней партия Орфея – для женского голоса.

"У нас идет редакция Берлиоза, может быть, самая сложная с точки зрения вокала и музыки. Надеюсь, что мы преодолеем все вокальные сложности потому что, специально написано было для Полины Виардо", – рассказывает режиссер-постановщик Михаил Кисляров

В фойе – выставка фотографий Виардо – именно на ее голос и на ее виртуозное исполнение ориентировался Берлиоз, делая редакцию "Орфея". В театре Покровского одна из исполнительниц этой партии Мария Патрушева. Арию учила в студенческие годы, но на итальянском языке. Теперь поет на французском, и что самое сложное – все время, пока длится спектакль, ее герой на сцене.

"Орфей два действия на сцене, он не уходит не на минуту, и нужно переживать потери, радости встреч, снова потери... И к концу оперы немного эмоционально выгораешь", – признается исполнительница партии Орфея Мария Патрушева.

Сюжет оперы из древнегреческой мифологии. Орфей спускается в подземное царство, чтобы спасти свою жену – лесную нимфу Эвридику, которая погибла от укуса змеи. Действие спектакля перенесли в современный мир. На сцене появилась еще одна героиня – юная художница

"Она сталкивается с Орфеем в своей комнате, эта девочка становится Амуром, который помогает Орфею во всех его испытаниях", – говорит исполнительница партии Амура Екатерина Ферзба.

Над постановкой работали пять художников. Визуальный ряд несет отдельную смысловую нагрузку: видео-, световые эффекты, голография рождают космический эффект.

Реальность сплетается с фантазией, грани между загадочными мирами размыты – это создает особое настроение в театре.

"Скоро будет московская премьера оперы Глюка "Орфей"!", – восклицает Геннадий Рождественский.

Приобрести билет на спектакль

Вы можете приобрести билет на спектакль в режиме онлайн на нашем сайте.

Следите за театром в социальных сетях:

+7 495 606 70 08

Москва, ул. Никольская, д. 17, стр. 1
м. Лубянка, Площадь Революции, Театральная

© 2005 - 2018 Государственный Академический Большой театр России Камерная сцена им. Б. А. Покровского

Раздел для сотрудников театра