Старая сказка по новому рецепту

Старая сказка по новому рецепту

Режиссер Екатерина Василева о предстоящей премьере оперы Пьеранджело Вальтинони «Пиноккио»

— Оперу «Пиноккио» Вы привезли из Европы. Как Вы с ней познакомились?

— В свое время театр поставил передо мной задачу: найти оперу, в которой могли бы принимать участие дети. Я начала разыскивать такие произведения, но их оказалось очень немного. И когда в России я пересмотрела почти все, что возможно, то стала искать на Западе. Так я и познакомилась с «Пиноккио».

— Вы увидели его в записи?

— Сначала меня просто заинтересовали название и тема. Я связалась с композитором, который выслал мне запись и клавир. Совершенно влюбившись в эту музыку, я захотела ее поставить и принесла в Камерный театр.

— Чем еще, кроме музыки, Вам понравилась опера?

— Наверное, волшебным сюжетом и сказочностью. В «Пиноккио» есть движение вперед — постоянная смена событий, новые обстоятельства, вмешательство волшебных сил. Для современных детей очень важно, чтобы действие не стояло на месте. Кроме того, в этой сказке есть то, чего нам сегодня часто не хватает: настоящие живые эмоции, добрые взаимоотношения и мораль.

— Насколько сюжет «Пиноккио» отличается от привычной в России сказки «Приключения Буратино»?

— Отличается довольно сильно. Толстой многое изменил в этой сказке под нашу ментальность. А в «Пиноккио» есть своя особенная атмосфера, которая мне очень нравится и близка.

— Что в ней особенного?

— Наверное, она менее конкретная. В «Буратино» все очень определенно. А в «Пиноккио» происходит столько волшебных перевоплощений, что простор для фантазии практически ничем не ограничен. По моим ощущениям, здесь больше возможностей как для интересных решений в постановке, так и для восприятия зрителей. Но от сказки Карло Коллоди мы не отступаем.

— В сказке Коллоди много не только удивительных, но и страшных приключений. Московская публика могла убедиться в этом на «Пиноккио», который два сезона шел в детском театре имени Натальи Сац.


— Это спектакли с абсолютно разной музыкой. Опера Вальтинони очень светлая и жизнеутверждающая, этим она мне и понравилась. Я считаю, что музыка нашего «Пиноккио» очень подходящая для детей: современные ритмы и яркие мелодии, которые легко запоминаются и помогают восприятию того, что происходит на сцене. Кроме всего прочего, перед нами изначально стояла задача сделать добрую сказку, которая побудит маленьких зрителей к творчеству, откроет в них новые желания и таланты. Мы надеемся, что спектакль откроет детям новые грани театра и окружающего их мира.

— Сегодня дети с первых лет растут в окружении девайсов: планшетники, игровые приставки, компьютеры… Как сделать так, чтобы ребенок не только пришел в оперный театр, но и полюбил его? Наверняка для многих «Пиноккио» станет первым походом в оперу.

— Это очень важная тема. Мы думали об этом, когда сочиняли спектакль с художниками, и очень старались сделать так, чтобы действие каждую секунду держало внимание ребенка. Тут самое главное, чтобы он не выпадал из процесса, а 100% времени следил за тем, что происходит. Мы придумали много разных фокусов, неожиданных поворотов событий и заботились о том, чтобы детям интересно было следить не только за сюжетом и игрой артистов, но и за атмосферой: она меняется с помощью мультипликации и действенных декораций, которые окружают всех персонажей.

— Расскажите немного про действенные декорации.

— Сцена в «Пиноккио» — белый кабинет, очень простое пространство. Но от эпизода к эпизоду оно трансформируется. В нем появляются то новые персонажи, то новые яркие детали, которые постоянно движутся. Но главное, что все происходит прямо на глазах у зрителей: ведь детям интересно, когда превращения происходят не за занавесом, а можно увидеть весь процесс.

— Кто вместе с Вами сочинял волшебный мир «Пиноккио»?

— Со мной работают художник-сценограф Александр Арефьев, художник по костюмам Мария Чернышева и художник видеопроекции Александра Комарова. Это моя команда, с которой я сотрудничаю не первый раз: с Александром и Марией у нас уже четвертая совместная работа.

— В Вашем спектакле заняты дети.

— Дети — основные участники «Пиноккио». Они наравне со взрослыми и, может быть, даже в большей степени трудятся над спектаклем. На них лежит очень большая ответственность, потому что они исполняют как сольные роли, так и хоровые партии. При этом они танцуют, скачут, даже играют на музыкальных инструментах — в общем, делают все, что можно вообразить на сцене. Все дети очень талантливые и никаких творческих границ для них нет.

— А с кем сложнее работать — со взрослыми артистами или с детьми?

— Везде свои сложности. С детьми нужно больше сил, времени и желания. У них еще нет опыта и профессиональной школы, и во многом приходится начинать с нуля, выстраивать каждое движение, взгляд, реакцию. Со взрослыми можно не всегда работать так тщательно: важно правильно поставить задачу, и артист может самостоятельно найти какие-то краски.

Непросто работать с детьми в хоре: каждому ребенку надо уделить внимание. Но еще раз повторю, что дети в театре прекрасные, они очень быстро все схватывают.

— «Пиноккио» — Ваш второй детский спектакль за этот сезон. Осенью Вы выпустили «Дитя и волшебство» в Новой опере. Это случайность или сознательный выбор режиссерского амплуа?

— Скорее случайность. Причем идея «Пиноккио» возникла даже раньше, чем планы на постановку «Дитя и волшебство». Но получилось так, что в Новой опере мы выпустили спектакль раньше. А вообще я и правда очень люблю и много работаю с детьми. Для меня это одно удовольствие.

— В России дела с репертуаром для детей обстоят не очень хорошо. На Ваш взгляд, с чем это связано?

— Во-первых, на мой взгляд, существует какой-то максимализм не только среди композиторов, но и среди режиссеров, которые считают, что нужно ставить только для взрослых и только очень серьезные вещи. Что только такие спектакли будут заметными, интересными, глубокими. Во-вторых, во всех театрах бытует отношение к детскому репертуару, как к какому-то второму сорту, к чему-то, что можно сделать между делом, между большими взрослыми постановками. Но ведь так важно воспитывать своего будущего зрителя! Просто необходимо, чтобы в театре был хороший детский репертуар: как минимум два-три качественных спектакля. Возвращаясь к разговору о композиторах, по итогам всего, что я пересмотрела и переслушала, могу сказать: у композиторов два пути. Либо это современная музыка, которую сложно понять не только детям, но и взрослым, либо совсем простые сочинения, в лучшем случае подходящие для малышей. Конечно, я не говорю обо всех, но в целом ситуация такова. И найти золотую середину очень сложно: такие оперы можно по пальцам пересчитать.

— «Пиноккио» Вальтинони можно отнести к их числу?

— На мой взгляд — да. Но судить об этом уже совсем скоро будут зрители.


Приобрести билет на спектакль

Вы можете приобрести билет на спектакль в режиме онлайн на нашем сайте.

Следите за театром в социальных сетях:

+7 495 606 70 08

Москва, ул. Никольская, д. 17, стр. 1
м. Лубянка, Площадь Революции, Театральная

© 2005 - 2018 Государственный Академический Большой театр России Камерная сцена им. Б. А. Покровского

Раздел для сотрудников театра